Главная | События в Крыму | Блокада Крыма. Год спустя
Блокада Крыма. Год спустя

Блокада Крыма. Год спустя

Ровно год назад с украинской стороны на границе с Крымом появились люди в камуфляже. Некоторые – с оружием, некоторые с нашивками на форме «Правого сектора», батальона «Азов». Среди этих людей было немало крымских татар. «Прикрывались» они некими «решениями» меджлиса (запрещенная в России организация). Эта «группа товарищей» перекрыла дороги в Крым. Они начали досматривать легковые автомобили, проверять документы всех мимо проезжающих, а главное, заблокировали движение грузового транспорта на российско-украинской границе, тем самым, прекратили поставки продуктов и прочих товаров на территорию полуострова. Так начиналась блокада Крыма.

Сама по себе ситуация бредовая, но в духе «постреволюционной» Украины: какие-то мутные «активисты» подменяют милицию, пограничников, таможенников. Они диктуют свою волю всем окружающим, упиваются властью, заявляют, что сами они и власть, и некий «батальон имени Номана Челибиджихана». Медийные лица новоявленной блокады: Чубаров, Джемилев, Ислямов. За какими-то непонятными лозунгами о Крыме и «оккупантах», «патриотизме» и «миссии» скрывались средневековые методы элементарной мести. Шмон автомобилей, взятки за проезд, пошлины за провоз грузов. «На Изюмском шляхе» плотно обосновался «татарский хан». И своевольничал-беспредельничал.

Это ТВ-картинка на украинских каналах создавала из мародеров-боевиков «батальона» «патриотов» и «романтиков». Романтики-то оказались «с большой дороги». И смешно предполагать, что действовали они без «санкции» Киева. Спустя три месяца, в декабре 2015 года, правительство Украины узаконило блокаду, официально запретив поставки товаров и услуг в Крым. Но самое смешное, что пострадали от этого не крымчане, а украинские производители, потерявшие рынок сбыта своей продукции.

От разрыва экономических связей между Крымом и югом Украины пострадали, прежде всего, производители юга Украины. Их довольно качественный товар был востребован в Крыму, в особенности в пике курортного сезона. С началом блокады этот рынок закрылся, причем не только для предприятий юга, но также Харьковской, Днепропетровской областей, ряда центральных регионов Украины, – подытожил украинский социолог Евгений Копатько.

С этой стороны «блокада Крыма» ускорила заход российских товаров на полуостров. Просто-таки иллюстрация из учебника экономики: рынок сам регулирует наполняемость, ну не терпит он пустоты.

Дальше была блокада энергетическая, которая ускорила строительство энергомоста из материковой России. Ислямов обещал «блокаду морскую», но вот с флотом у «романтиков» как-то напряжно. Поэтому слова-слова-слова.

Собственно и накануне, в годовщину блокады, было больше слов, пиара и «картинки» для украинских телеканалов.

Около 200 активистов запрещенных в РФ организаций — меджлис и «Правый сектор», а также националистических батальонов пришли на границу Крыма и Украины, чтобы вновь перекрыть там движение. Перекрыли. Покричали о том, что «Крым – украинский», опять создали проблемы гражданам Украины же, которые терпеливо ждали окончания «приграничного майдана» (хорошо, что шины не додумались палить). Зато походить с флагами и проехаться на авто под звуки клаксонов, — это модно и «патриотично».

Короче, часа три длился шабаш. На саму границу переть не хватило смелости (или не входило в программу, согласно тарифу). Ближе к вечеру все три пропускных пункта на украинско-российской границе в Крыму работали. Словно и не было ничего. Впрочем, нет. Все было. Ничего мы не забыли. И знаете что… Годовщина блокады еще раз продемонстрировала верность выбора крымчан. Она стала катализатором всех общественно-политических процессов на полуострове, заодно всем «сомневающимся» доказала: с подонками нам не по пути.

Сеня Фрименс.

comments powered by HyperComments
Яндекс.Метрика