Главная | Новости Крыма | Затмили ли «звезды оперы» в Херсонесе проблемы Севастополя. Послесловие к визиту Президента
Затмили ли «звезды оперы» в Херсонесе проблемы Севастополя. Послесловие к визиту Президента

Затмили ли «звезды оперы» в Херсонесе проблемы Севастополя. Послесловие к визиту Президента

Много букв, но это важно.

Мы очень внимательно освещали рабочую поездку Главы государства в Севастополь (оперативные материалыЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ). И не потому, что ожидали каких-то «поворотных», «судьбоносных» решений. Исходя из программы и «точек» поездки их и быть не могло, а в силу «врачебного интереса». Это как? – спросит обыватель и немного обидится. Ответ прост. Севастополь сейчас – выздоравливающий больной, перенесший тяжелое заболевание (еще немного и неотвратимо смертельное). 23 года город рвали на части интересы и амбиции политиков, олигархов, местечковых нуворишей и откровенных предателей. Ну а «лобные места»: Графская пристань, площадь Нахимова, Приморский бульвар… не отражали реального состояния города. Терявшего исторический смысл морской крепости, неохотно вживавшегося в новые реальности «дикого капитализма», привыкающего к грязи и неухоженности, молча и неохотно примеряющего туристско-курортные «ризы». Надежда на исцеление и обретение исторического смысла, миссии пришла в 2014-м. Что изменилось за три с половиной года? Севастополь уже отключили от системы поддержания жизни, «искусственной вентиляции легких»? Его уже кормят с ложечки? Встанет ли на ноги? Улыбнется ли? Осознает ли кто он и зачем он? С этой точки зрения визит Президента был очень интересен. Тем более, именно Путин – «главврач» в этом «госпитале» для казалось бы безнадежных больных. Итак, послесловие к визиту Президента.

Возложение 1

Мы точно знаем, что все предыдущие посещения, связанные и с погружениями в воду, посещением равелина, Херсонеса, итальянского кладбища, по большому счеты, были «внешними», «на показ». И расценивались они во всем мире как тяжеловесное и окончательное подтверждение тезиса, «вопрос принадлежности Крыма окончательно закрыт». Ну а историческая составляющая выглядело «приправой», колоритом, намеком на связь веков. Согласитесь, тему «Херсонес и скрепы» общество приняло легковесно, а со временем, и с малообъяснимой иронией. А ведь тезис прост. И накануне Путин его подтвердил. «Помни свои корни»… К кому обращено? К России.

Программа.

Сказать, что Херсонес (снова), опера, 35-я батарея, новая школа в Казачьей бухте – прямо-таки то, что определяет основу поездки серьезной, с определением «болевых точек», сносом голов, поиском путей решений проблем (всех, кроме «денег добавить»), выводов и покаяний, — ничего не сказать. Нет, конечно. Но за всей легковесностью и летней расслабленностью этого визита многое осталось «между строк». Итак, выводы из нескольких часов пребывания Путина в Севастополе.

Школа-долгострой в Казачьей бухте. Не самое удачное место. Хотя бы потому, что «долгострой». С другой стороны, хвастаться Севастополю образца 2017-го особо не чем. Из объектов капитальных и социальных — единственный.

35-я батарея. Безусловно, место памятное и трагическое. Быть в Севастополе и не отдать памяти его защитникам и освободителям? Нонсенс. Странно, что здесь не было мецената и, по сути, основателя мемоиального комплекса — Алексея Чалого. Зато были байкеры. Которых тот же Чалый, мягко говоря, недолюбливает. Хирург сотоварищи беседовал с Путиным дольше, чем требовал этикет и плотный график. Компенсация за непосещение байк-шоу?

Да, вечером Президент предпочел оперу. Хотя, скорее, все-таки Херсонес. Ведь именно он стал эпицентром всей рабочей поездки. Посылом к возрождению. Возрождению Севастополя нынешнего. Пока, честно, просто губернского города.

В Херсонесе

Кто виноват и что делать?

Президент врио губернатора Дмитрия Овсянникова не ругал. Скажем прямо, сам визит Путина, рукопожатие, диалог, советы, поручения, критика… Все это врио на пользу, и огромная помощь на пути к полноценной должности губернатора. Чего уж там, Президент молодого градоначальника накануне выборов 10 сентября поддержал. Указал на многое, продемонстрировал, что все знает (аппарат АП работает и жалобы от простых людей не просто так принимает), многим недоволен… Но поддержал. Даже просто фактом совместного пребывания в одних и тех же точках. И фактом диалога.

Несколько примеров. Овсянников докладывает о динамике ремонта дорог (не о качестве, не о долгостроях, а о валовом показателе – километрах). Обещает до 2020-го (оптимистично так) сделать 250 км дорог (это четверть от общего километража). Президент ему: Какими темпами будете это делать? И сразу же: А больше можете? Намек очевиден. Помните: «мы бы и больше денег дали, но разворуют».

Любопытен ответ врио:

Строительный комплекс, дорожный комплекс может выполнить только в пределах двух миллиардов рублей. Поэтому лишние средства мы не закладываем и в трёхлетний бюджет. Это позволит радикально поменять ситуацию в городе.

Это вариации на тему «по Сеньке шапка». То есть ФЦП и трасса «Таврида» — это одно, а городское хозяйство – иное, строительная, дорожная отрасли — ограничены в возможностях.

…Собственных строительных мощностей не хватает, — докладывает Президенту Овсянников. — Достаточно много организаций из Республики Крым, из других субъектов Российской Федерации. Поэтому в этом смысле мы ценим именно те организации, которые выполняют свои обязательства. Там же, где нам приходится расторгать контракты, мы не тормозим, не спим, а меняем организацию и выходим на объёмные работы.

Городским властям нужны «надежные исполнители». Это, по словам врио губернатора, касается и благоустройства, и приведения в порядок парков и дворов, объектов образования и здравоохранения.

Владимир Путин сразу же напомнил собеседнику о жалобах по поводу онкодиспансера. Овсянников пообещал построить за 2,5 года. Хотелось бы верить… Но уже год (если не больше) вопрос буксует и сейчас застыл на фазе прохождения экспертиз.

Врио продолжает доклад. Нахваливает министра здравоохранения, сыплет квадратными метрами введенного жилья (а говорят, что застройщики севастопольские «плохие»). И… ледяной голос Главы государства: У вас Генплан… Будет него принимать?.. Вы знаете, что люди в этой связи высказывают и некоторую обеспокоенность, – в курсе?

О людях и для людей.

В чём заключается их озабоченность: они пишут, что планируемые изменения целевого назначения некоторых земельных участков, которые могут привести к передаче частной собственности граждан в федеральную, затронет гаражные кооперативы, садоводческие товарищества и так далее, — говорит Президент. — В результате – дальше цитата: «Люди могут лишиться земли, а их дома могут быть снесены». Возмещать (так, во всяком случае, пишут; может быть, люди не знают) никто не собирается – только изъять. И, вообще, у некоторых возникают опасения, что это делается только в угоду каким-то бизнес-структурам.  

Овсянников ответил… правильно. Это был очень скользкий момент. Он не акцентировал на понятиях «правильно – неправильно», «законно — незаконно». Он рассказал о замечаниях, диалоге, максимальной открытости. На фоне одиночных пикетов этого дня и сотен судебных исков, где у людей отбирали землю, восстанавливая «законность», но не справедливость, это был единственно верный ответ. Но Президент пропустил его мимо ушей. У него был свой ответ.

Всё может быть. Я сейчас не говорю о деталях. Здесь деталей много, Вы знаете, уже познакомились. Связано это может быть с недобросовестным оформлением, несвоевременным оформлением. Это всё возможно. И нужно в каждом случае индивидуально рассматривать. Только всё должно быть максимально прозрачно и с заботой о людях – чтобы формально не подходили, — сказал Путин.

По большому счету, это следует понимать так: простых людей не обижать, даже, восстанавливая законность, учитывать интересы пострадавших.

Обращения к опыту Москвы и реновации в столице – уместны. С людьми надо работать, говорить с ними и слышать. А не суды на поток ставить.

Тем более, что в Севастополе и без «сладкой» земельной тематики работы очень много.

С одной стороны, людей это беспокоит, с другой стороны – они обращают внимание на ужасное состояние города, дорог, фасадов и так далее.

Я, помню, где-то в середине 2000-х сюда приехал первый раз, у меня у самого чуть ли не слёзы на глаза навернулись, потому что Севастополь – это всё-таки всегда в сознании любого российского гражданина особый город, – он был в ужасном состоянии. Так что сделать, конечно, нужно очень много для того, чтобы привести не в нормативный, а в достойный этого города вид. Но сделать это нужно аккуратно, последовательно.

Хочу ещё раз повторить: если потребуются дополнительные ресурсы, мы готовы предоставить. Но, естественно, не на бессмысленное удорожание, а на увеличение темпа движения по уличной дорожной сети и по ремонтам, по капремонтам и так далее. Внимательно проанализируйте это всё, — сказал Президент, обращаясь к врио губернатора.

Овсянников (исходя из его жизненного опыта, карьерного пути, периода работы в Севастополе) – чиновник и управленец. Менеджер. Сформировал команду практиков? Будет результат. Не сформировал? Будет, как обычно. Могут ли «легионеры», собранные в Севастополе то ли по звонкам и рекомендациям, то ли «с бору по сосенке», стать командой? Сомнительно. А когда мы не умеем, не справляемся, комплексуем и боимся… Правильно, мы просим защиты и денег. Президент намекнул: сделайте хоть что-то, денег дадим. Но без фанатизма.

О чем еще говорили врио и Президент? О газификации, о военных пенсиях, об оформлении гражданства, жилье. Обо всем этом мы уже писали. Эта часть беседы, на самом деле, интересна тем, что писать жалобы в Администрацию Президента – занятие далеко не бесперспективное. Дело не в «зеленой папке», а в работе коллег-аналитиков, суммирующих материалы, определяющих «точки кипения», назначающих, если хотите, курс лечения больному. Севастополю.

Музей

Скрепы и духовность.

Комплексное лечение бессмысленно без идеологической, духовной составляющей. Этому и была посвящена встреча с деятелями науки и культуры Севастополя и Крыма. Как отмечает пресс-служба Кремля, «в ходе встречи Глава государства, в частности, отметил необходимость более энергичного восстановления учреждений сферы культуры в Севастополе и Крыму».

Мы не будем останавливаться на пространной лекции по истории Севастополя от председателя Заксобрания города Е.Алтабаевой, на тезисе о восстановлении исторической справедливости в 2014 году. Все это хорошо звучало бы (и звучало, на самом деле) и 2,5 года назад.

Что касается той роли, которую Севастополь сыграл в истории нашего государства, она, конечно, уникальная, огромная. И конечно, это хороший пример для воспитания, особенно молодых людей. Можно подумать о том, как организовывать молодежные туры по линии Министерства туризма. Надо поговорить. Мы подумаем, как это сделать… Но для того чтобы это было привлекательно, город нужно восстанавливать…

Восстанавливать все: и коммунальную инфраструктуру, внешний вид. И конечно, нужно восстанавливать исторические центры, — заявил Владимир Путин. — Один из этих центров – Херсонес, где мы находимся… Здесь нужно создавать русскую, российскую «мекку», в известном смысле.

Дело не в том, что здесь князь Владимир крестился, а дело в том, что после этого началось укрепление централизованного Российского государства. Да, конечно, мы знаем, что и в Новгороде, в других регионах Древней Руси складывалась государственность уже к этому времени, все понятно. Но вот идеологической базы для объединения славянских племен в единую русскую нацию и в укрепление единого национального Российского государства на базе нескольких составляющих, они хорошо известны – это единый рынок, это общий язык, это вера общая и власть князя. Вот четыре главные составляющие, которые привели, собственно говоря, к созданию относительно современного, по тем меркам современного единого национального Русского государства и созданию, по сути, русской нации как таковой.

В этом смысле место, где мы находимся сейчас, Херсонес, оно все равно имеет уникальное значение для нашего государства, для нашего народа и для нашей государственности.

Грант, как, скорее всего, галерее Айвазовского? Нет, в Херсонесе грантом не обойдешься. Здесь будет реализован комплексный подход. Федерального уровня. Кстати, скорее всего и феодосийская галерея Айвазовского из муниципальной станет в ближайшее время федеральной. Алупкинскому (Воронцовскому) дворцу-музею дадут денег на развитие инфраструктуры. Такое вот ощущение после этой встречи.

Опера

Чай и опера.

Так уж мы устроены. У «царя-батюшки» (при личной встрече) обязательно чего-то будем просить. Понятно, не для себя. Для дела. Но просить будем. Поэтому особняком выделю шикарную и раскованную фразу севастопольского театрального режиссера Григория Лифанова.

Прежде чем начать говорить о наших проблемах, мне бы хотелось выполнить обещание, данное моим любимым актерам: от молодых актеров Вам респект и уважуха, от актеров старшего поколения – низкий поклон. Вот уже в этих посылах есть понимание проблемы в уровне воспитания, в уровне культуры, и, я думаю, что вот те вопросы, проблемы, которые стоят перед культурой, перед театральным искусством, перед репертуарным театром, Вы очень хорошо понимаете. Это видно из федеральных программ, которые существуют, осуществляются, — заявил режиссер.

В итоге театр Луначарского, скорее всего, и в федеральную программу попадет, и фасад подправит, и сцену, да еще и на гастроли по всей стране (главное, чтобы не как «Тамбовский хор») поедет. «Респект и уважуха».

С Президентом удалось побеседовать и поисковикам (Александр Неменко), и художникам (Алена Минина)… Воспитание молодежи, туристические маршруты, письма по театрам, спонсор галерее… Ясное дело, «не президентский уровень», но чаепитие совместное обязывает.

Президент, конечно, не волшебник. Но мечты и желания исполнять умеет. На этой легкой волне хорошего настроения Владимир Путин и отправился слушать оперу в Херсонесе. Его встречали здесь аплодисментами. Человека, который сделал для этого города больше, чем кто-то в новейшей истории. И еще сделает.

В храме

Сеня Фрименс.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments