Главная | Актуально | 2024 год пришёл: что будет с ценами на продукты
актуально в республике
фото: pikist.com

2024 год пришёл: что будет с ценами на продукты

Регулирование цен и открытие беспошлинного импорта — не самые подходящие инструменты для борьбы с высокими ценами, считает исполнительный директор «Руспродсоюза» Дмитрий Востриков. В интервью «Российской газете» он рассказал также, в чем вина торговых сетей в подорожании яиц и где еще таятся риски роста цен на продукты.

В некоторых регионах власти решили зафиксировать цены на яйца. Надо ли внедрять эту практику на федеральном уровне по примеру сахара и подсолнечного масла в 2021 году?

Дмитрий Востриков: Регулирование не увеличивает предложение продукции, а следовательно, не решает поставленных задач.

Импортозамещение и дальнейшая ориентация на экспорт продукции АПК (а именно это происходило в стране последние пару десятков лет) были правильным вектором развития и позволили уйти от «ножек Буша» и зависимости от поставок продовольствия на российский рынок. Правильнее поддерживать доходность производителей и планировать производство, исходя из спроса, с расширением предложения за счет инвестиционных кредитов. Тогда и товаров будет много.

Если необходимы стабилизация или снижение цен, то должны быть созданы условия экономического характера, способствующие снижению себестоимости, но таковых предпосылок нет. На наш взгляд, в данной ситуации расширение господдержки нуждающимся слоям населения — более правильная и эффективная мера для экономики.

Поможет ли открытие беспошлинного импорта яиц снизить их стоимость?

Дмитрий Востриков: Импорт может дать небольшое дополнительное предложение товара. Но цены на яйцо в некоторых странах, которые готовы поставлять эту продукцию нам, выше российских.

Стабилизируют цены на яйца, скорее, партнерские договоренности с торговыми сетями. На данный момент сетевые биржевые торги показывают гораздо более высокие цены из-за дефицита объемов яйца, чем летом, когда сети вынуждали птицеводов продавать яйцо ниже себестоимости, что привело к переориентированию некоторых птицефабрик на производство куриного мяса.

Торговые сети, которые по-партнерски работают с птицефабриками, выполняя обещания и заключая длинные контракты с комфортными для поставщиков ценами, испытывают гораздо меньше проблем с объемами и ценами на товарное яйцо. Те же сети, которые фактически разоряли птицефабрики, принуждая к демпингу, вынуждены переплачивать за яйцо и ставить более высокие полочные цены.

Как вы относитесь к инициативе ФАС регулировать цены при повышении на 30%?

Дмитрий Востриков: Здесь фактически мы видим отказ от экономического постулата, что на высококонкурентных рынках цена устанавливается балансом спроса и предложения. Такие инструменты регулирования нужно использовать очень осторожно после анализа всех факторов, которые приводят к таким колебаниям цен. Не исключены перекосы, которые могут нанести вред бизнесу.

Например, основные продажи составляют товары с глубокими скидками 30-50%, и гипотетически можно привлечь к ответственности любое предприятие, приложив накладные одного и того же юридического лица на аналогичный товар акционный и без скидки.

Производителям планируется ускорить расчеты за поставки скоропортящихся продуктов вдвое. Что еще надо «подкрутить» во взаимоотношениях с сетями, чтобы поддержать производителей?

Дмитрий Востриков: Мы поддерживаем это предложение. Финансовые сложности поставщиков сегодня обусловлены длительностью проведения расчетов со стороны партнеров, переходом на 100% предоплату сырья/ингредиентов, упаковки, услуг и прочего. При этом деньги от проданной сетью продукции поставщик получает до восьми рабочих дней. За это время сеть успевает продать полученный товар дважды-трижды, тогда как поставщик получает деньги за первую партию, зачастую через десять дней. Это влечет за собой нехватку оборотных средств, которые должны быть направлены на беспрерывное производство. Только наращивая производство продуктов питания, мы можем обеспечить население доступным и стабильным предложением.

Тот факт, что поставщики сталкиваются с кассовыми разрывами — ситуация не здоровая и не стимулирующая расширение производства. Отечественные предприятия считают справедливым снять с них обязанность кредитовать торговлю товарными кредитами и установить отсрочки оплат на уровне уходимости товаров с полок.

Актуальной проблемой также является невозможность оперативно согласовать изменения цен с торговыми сетями. Новые цены с минимальной коррекцией сети не принимают до тех пор, пока все другие поставщики в состоянии поставлять по старым ценам, и не накопится существенная необходимость повышения отпускных цен. Но в результате покупатель видит заметный рост цены на полке по категории товаров.

Остро стоит вопрос невозможности согласования заказа. Сейчас поставщик обязан поставлять любой запрошенный сетью объем товара, указанный в заказе (от коробки до объема, превышающего годовой), независимо от того, может ли он его исполнить. В противном случае поставщику грозит штраф. Это приводит к злоупотреблениям со стороны сетей, которые используют такую практику как инструмент навязывания невыгодных коммерческих условий производителю при годовых переговорах. С учетом искового срока давности сеть может выставлять суммарные штрафы за три прошлых года, а это существенно для экономики даже крупных предприятий.

Решением могло бы стать четкое соблюдение норм саморегулирования (Кодекс добросовестных практик) всеми участниками рынка — там указана возможность согласования заказа и сроков согласования изменения отгрузочных цен. Но поскольку эти добровольные правила зачастую не соблюдаются, остается надежда только на принятие закона об этом. Такие изменения исключат резкие ценовые колебания и риски дефицита продукции на полке.

Минпромторг готов внести изменения в техрегламент, чтобы запретить использовать нестандартную упаковку для борьбы с шкринфляцией. К чему приведут такие изменения?

Дмитрий Востриков: На данный момент ГОСТ, где такие нормы закреплены по инициативе генпрокуратуры, обязателен только в случае его нанесения на упаковку. То есть если производитель не будет обозначать, что его продукт изготовлен по этому ГОСТу, он сможет и дальше использовать нестандартную упаковку.

Узнайте больше:  Нацпроект «Семья». Многодетные крымчане поддерживают инициативу Президента РФ

В теории производители могут перейти на стандартные упаковки, но тут нужно учитывать два фактора. Во-первых, одномоментно перестроить производство под соблюдение этих требований невозможно.

Для выполнения новых требований необходимы замена/перенастройка производственных линий, заказ новой и выработка произведенной/закупленной упаковки и готовой продукции, а также согласование новых товарных позиций с ритейлом. Это займет от 12 до 18 месяцев. На складах пищевых предприятий сегодня находятся существенные запасы продукции и упаковки, не соответствующие предлагаемым стандартам. Таким образом, переход технически возможен не ранее чем через год-полтора после изменения техегламента таможенного союза.

Во-вторых, уменьшая вес или объем единицы продукта, производители стремятся сделать его более доступным для потребителей. В текущей ситуации колоссального роста себестоимости такой переход может привести к дополнительному росту цен.

Сейчас также распространяется скимпфляция — когда дорогие ингредиенты заменяются более дешевыми (например, вместо сайры в консервы кладут иваси). В каких продуктах это наиболее заметно?

Дмитрий Востриков: Фальсификат наносит огромный вред отрасли. Во-первых, это отталкивает потребителя. Во-вторых, такая недобросовестная конкуренция давит на ответственных производителей, что в конечном итоге убивает инвестиционную привлекательность бизнеса, тормозит модернизацию отрасли и не способствует появлению новых современных предприятий. Однако о массовости этой проблемы (в том числе, если судить по исследованиям Роскачества) сегодня речи не идет.

Одним из последних примеров скимпфляции можно считать фальсификацию меда глюкозно-фруктозными сиропами. Но, благодаря недавно принятому закону о меде, фальсификация меда полностью должна исчезнуть с полок магазинов. Уже сейчас проводится работа с торговыми сетями по выводу фальсифицированного «меда» из продажи.

С весны 2024 года начнут блокировать продажу просрочки. Как поможет ли эта мера?

Дмитрий Востриков: Просрочке не место на полке. Продажа продуктов с истекшим сроком годности в нашей стране запрещена законодательно, и если такие случаи и встречаются, то они, как правило, носят единичный характер, и вины поставщиков тут нет.

Договоры поставки большинства торговых сетей предусматривают приемку продуктов с остаточным сроком годности в 60-90%.

То есть при среднем сроке продажи продуктов в 50 дней, поставщик должен поставить продукцию в сеть за 500 дней до истечения срока ее годности.

При этом блокировать просрочку с помощью маркировки вполне реалистично. Но мера требует инвестиций в соответствующее оборудование, а в текущей ситуации любой рост издержек в товаропроизводящей цепочке может быть чувствительным для покупателей.

Вы предлагали Минпромторгу рекомендовать федеральным ретейлерам снизить минимальный порог остаточного срока годности до 45% для товаров годностью от года и выше, а для продуктов годностью до 12 месяцев — до 50%. В чем суть предложения?

Дмитрий Востриков: Торговые сети стараются закупать продукты с запасом годности в 60-90%, излишне перестраховываются, боясь не продать товар условно за 1,5 года. Или недостаточно внимательно анализируют собственную статистику уходимости продукции. А она показывает, что средний срок продажи продукции с полки не превышает 20-50 дней, а отнюдь не 500 дней, которые отдельные сети закладывают в требование к поставщикам в качестве обязательного остаточного срока годности. При этом у одного из лидеров рынка розничной торговли остаточный срок годности — 45%. Это говорит о том, что и другие сети тоже могут работать на таких условиях.

Цены на куриные яйца, скорее всего, стабилизируются благодаря партнерским договоренностям с торговыми сетями

Так как долгосрочного планирования заказов со стороны сетей, несмотря на рекомендации комиссии по Кодексу добросовестных практик, сейчас нет, то существует практика хаотичного всплеска заказов. То есть сеть может одномоментно заказать у поставщика месячный и полугодичный объем продукции, например. Выпустить его за пару дней ни одно производство будет не в состоянии, а складские запасы с учетом завышенных требований остаточного срока годности не создашь или сеть не примет.

Это значит, что поставщик получит штраф за недопоставку и одновременно ему придется утилизировать большое количество годных продуктов, что неприемлемо ни для производителей, ни для потребителей, ни для экономики страны.

Любые риски производства закладываются в отпускную цену продукции для обеспечения стабильной работы предприятия. Соответственно, снятие лишних ограничений по остаточному сроку будет способствовать росту предложения и минимизации рисков. Это позволит оптимизировать и цену по всей цепочке от «поля до прилавка».

Инфляция каждый год ведет к увеличению себестоимости и необходимости корректировки отпускной цены, а принятие продукции, у которой еще год-два хранения, но произведенной в предшествующем сезоне, даст возможность покупателю увидеть на полке продукцию более дешевую предыдущего урожая. Расширится выбор товара. Срок годности в любом случае будет указан на упаковке, и покупатель сможет сделать осознанный выбор при покупке.

Что будет с ценами на продукты в 2024 году?

Дмитрий Востриков: Это, как и всегда, будет зависеть от мировой инфляции и соотношения курса валют; баланса спроса и предложения; динамики цен на материально-технические ресурсы для пищевой промышленности; ситуации с кадрами; стоимости логистики, сырья, упаковки, тарифов естественных монополий, налоговой и вненалоговой нагрузки и других факторов.

источник: «Российская газета»


Срочные сообщения – в Telegram-канале. Подпишись!

Комментарии для сайта Cackle
Крым и Россия
Включайтесь в обсуждение:
<br>
КрымPRESS - ВКонтакте
КрымPRESS - Дзен
Trlegram

Новости Крыма сегодня

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ КРЫМА