Главная | Новости Крыма сегодня | Сбор денег «в помощь детям» — не всегда законный. В Симферополе активизировались мошенники

crimeapress_news

реклама в крыму
Ну что, начнем с классики? «Граждане! — сказал Остап, открывая заседание. — Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания — она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи… маленькие дети… Я приглашаю вас сейчас же сделать свои взносы и помочь детям, только детям и никому другому. Вы меня понимаете?»… («12 стульев», И.Илья, Е.Петров). В Симферополе активизировались мошенники. Факт. То ли зимой "перелетные птицы" потянулись на юг, то ли доходы крымчан кому-то спать спокойно не дают, но случаев мошенничества все больше. Главный совет: не вступать в контакты, диалоги с подозрительными типами, и уж точно не давать воли своим чувствам и благородству. К сожалению, мы уже привыкли к «волонтерам», стоящим у светофоров на перекрестках, снующим с пластиковыми коробами в общественном транспорте, идущих «чесом» по офисам. Чаще всего, они собирают деньги в помощь какому-то больному ребенку, фото, полное страданий, обычно, прилагается. Но появились в крымской столице и стационарные точки. Одна из них - в районе одного из супермаркетов на ул. 60 лет Октября. Все как положено: с палаткой, растяжкой, ящиком для сбора средств, фото несчастного ребенка. Копни глубже, и документы у «волонтеров» имеются, и ребенок реальный, и счета актуальные, и помощь вроде как нужна… Но! Дьявол кроется в деталях. Не хочу обзывать прямо этих деятелей «мошенниками», пусть разбираются правоохранители и суды, но нарушения закона в их деятельности есть. Поэтому, крепко думайте, когда поддаетесь добросердечным порывам и тянетесь «делать взносы в помощь детям». Факты. Первое. Сбор денег проводится для больной девочки. И это правда, но... немного хлипкая. Шатунова Анна Владимировна, 2013 г.р. – реальный ребенок, действительно, с диагнозом ДЦП. Живет на Украине, в Днепропетровской области, в селе Веселое Синельниковского района. Правда в Интернете сбор средств Ане объявлялся давненько – в 2017-м и 2018 годах (смотрим группы в ВК и Facebook). В этих же группах еще в прошлом году прошла информация о том, что в Крыму сбором средств занимаются мошенники (одна из «волонтерш» представляется тетей девочки). Ну, как говорится, это еще ничего не значит. Хотя даже по этим данным стоит насторожиться. Второе. Номер телефона на зеленом плакате – растяжке с реквизитами счетов и номерами банковских карточек – числится за Краснодарским краем, «пробивается» по Getcontact очень странно и уж никак не по фамилии, на надо кого перечислять деньги (никаких разглашений персональных данных, что вы - что вы, только открытые и доступные всем ресурсы, но и они добавляют вопросы). Третье. Сбор денег организован с выдумкой: палаткой, микрофоном, усилителем, колонками, песнями и призывами. Люди выходят из супермаркета и жертвуют... Надо полагать, что кто-то на это дал добро? Право, ну я завтра спеть захочу на улице у рынка (а что, «у меня тоже голос, я тоже хочу петь»), долго я пропою до первого наряда ППС? Четвертое. Сбор денег «в ящик». Вот в этот синенький, потертый, с замочком. И если до сих пор все было из области допусков и рассуждений, то тут уж нарушение закона очевидное. С ноября 2020 года в России действуют поправки к закону «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» ФЗ №113 Использование переносных ящиков для сбора благотворительных пожертвований допускается исключительно в месте и во время проведения публичного или иного мероприятия, организованного некоммерческой организацией, учредительными документами которой предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности, или несколькими такими организациями (их объединениями), - говорится в законе. И это лишь толика регламента. Для его установки нужен договор с муниципалитетом, у НКО должна быть тонна разрешительных документов. В том числе организация обязана указать свое наименование и адрес, сайт, проанонсировать место и время сбора средств… Здесь хоть где-то да нарушение есть: что за организация проводит сбор средств в Симферополе, конкретно, 22 февраля, еще конкретнее - на ул. 60 лет Октября, непонятно. Люди представляются «волонтерами», у них есть ксерокопии медицинских документов ребенка… Стоп, да для любого ребенка с ДЦП – ворох медицинской документации, с диагнозами и направлениями на реабилитацию, увы, это реальность. Но что за фонд или НКО стоит за именно этой «благородной помощью детям» - непонятно. Однако, в любом случае из-за все еще действующего в Крыму режима повышенной готовности (по коронавирусу) проведение массовых публичных мероприятий – под запретом (если нет исключений в указе Главы РК). Соответственно, возникают вопроса: кто разрешил, кто контролирует, кто все проверил? Вопросы эти – к властям города Симферополя и МВД по РК. Официальных вопросов на эти вопросы нет. Но есть интересные мнения от тех, кто в Крыму занимается благотворительностью официально, по закону, извините, без палаток и колонок с призывами в стиле Остапа Бендера. Суть их - этот случай, если не мошенничесво в чистом виде, то уж на грани мошенничества, точно. Схема мошенничества такая: ушлый организатор нанимает мальчиков-девочек - интересно, что большинство материковые. Находит семью, где есть ребёнок с тяжёлым, но не угрожающим жизни заболеванием, ДЦП отлично подходит. С родителями/мамой заключают договор: мол, мы будем собирать средства для вашего ребёнка. На реабилитацию - она же никогда не лишняя (хотя у каждого такого малыша есть дорожная карта с перечнем необходимых реабилитаций за государственный счёт). Одновременно находят ЧАСТНЫЙ реабилитационный центр, показывают там ребёнка, тот делает заключение и выкатывает счёт на десятки, если не сотни тысяч. С копиями этих бумажек псевдоволонтёры ходят по маршруткам и троллейбусам. Они получают 20-25% от того, что удаётся собрать. Небольшие деньги, чисто чтобы было подтверждение, кидают родителям. Остальное - прибыль организатора. Т.е., формально всё в шоколаде: ребёнок есть, болезнь имеется, родители подтвердят, бумажки в наличии, - из комментариев в Facebook. Но с ноября 2020-го такая схема - вне закона! Поправки к закону «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» теперь не позволяют так делать: ни в транспорте, ни у супермаркетов, нигде. Насколько нам известно, ряд крымских благотворительных и общественных организаций уже заинтересовались деятельностью новоявленных (скорее всего, заезжих) «волонтеров».  А что власти? И классика в финале. Так вот, пока власти никак не отреагировали, за руководство к действию предлагаю цитату из еще одного почти классического произведения (М.Булгаков «Собачье сердце»): «- Хочу предложить вам, - тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, - взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука. - Нет, не возьму, - кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы. Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом. - Почему же вы отказываетесь? - Не хочу. - Вы не сочувствуете детям Германии? - Сочувствую. - Жалеете по полтиннику? - Нет. - Так почему же? - Не хочу».
Фото: Ю.Михайлов

Сбор денег «в помощь детям» — не всегда законный. В Симферополе активизировались мошенники

Ну что, начнем с классики?

«Граждане! — сказал Остап, открывая заседание. — Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания — она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи… маленькие дети… Я приглашаю вас сейчас же сделать свои взносы и помочь детям, только детям и никому другому. Вы меня понимаете?»… («12 стульев», И.Ильф, Е.Петров).

В Симферополе активизировались мошенники. Факт. То ли зимой «перелетные птицы» потянулись на юг, то ли доходы крымчан кому-то спать спокойно не дают, но случаев мошенничества все больше. Главный совет: не вступать в контакты, диалоги с подозрительными типами, и уж точно не давать воли своим чувствам и благородству.

К сожалению, мы уже привыкли к «волонтерам», стоящим у светофоров на перекрестках, снующим с пластиковыми коробами в общественном транспорте, идущих «чесом» по офисам. Чаще всего, они собирают деньги в помощь какому-то больному ребенку, фото, полное страданий, обычно, прилагается. Но появились в крымской столице и стационарные точки. Одна из них — в районе одного из супермаркетов на ул. 60 лет Октября. Все как положено: с палаткой, растяжкой, ящиком для сбора средств, фото несчастного ребенка. Копни глубже, и документы у «волонтеров» имеются, и ребенок реальный, и счета актуальные, и помощь вроде как нужна… Но! Дьявол кроется в деталях. Не хочу обзывать прямо этих деятелей «мошенниками», пусть разбираются правоохранители и суды, но нарушения закона в их деятельности есть. Поэтому, крепко думайте, когда поддаетесь добросердечным порывам и тянетесь «делать взносы в помощь детям».

Ну что, начнем с классики? «Граждане! — сказал Остап, открывая заседание. — Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания — она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи… маленькие дети… Я приглашаю вас сейчас же сделать свои взносы и помочь детям, только детям и никому другому. Вы меня понимаете?»… («12 стульев», И.Илья, Е.Петров). В Симферополе активизировались мошенники. Факт. То ли зимой "перелетные птицы" потянулись на юг, то ли доходы крымчан кому-то спать спокойно не дают, но случаев мошенничества все больше. Главный совет: не вступать в контакты, диалоги с подозрительными типами, и уж точно не давать воли своим чувствам и благородству. К сожалению, мы уже привыкли к «волонтерам», стоящим у светофоров на перекрестках, снующим с пластиковыми коробами в общественном транспорте, идущих «чесом» по офисам. Чаще всего, они собирают деньги в помощь какому-то больному ребенку, фото, полное страданий, обычно, прилагается. Но появились в крымской столице и стационарные точки. Одна из них - в районе одного из супермаркетов на ул. 60 лет Октября. Все как положено: с палаткой, растяжкой, ящиком для сбора средств, фото несчастного ребенка. Копни глубже, и документы у «волонтеров» имеются, и ребенок реальный, и счета актуальные, и помощь вроде как нужна… Но! Дьявол кроется в деталях. Не хочу обзывать прямо этих деятелей «мошенниками», пусть разбираются правоохранители и суды, но нарушения закона в их деятельности есть. Поэтому, крепко думайте, когда поддаетесь добросердечным порывам и тянетесь «делать взносы в помощь детям». Факты. Первое. Сбор денег проводится для больной девочки. И это правда, но... немного хлипкая. Шатунова Анна Владимировна, 2013 г.р. – реальный ребенок, действительно, с диагнозом ДЦП. Живет на Украине, в Днепропетровской области, в селе Веселое Синельниковского района. Правда в Интернете сбор средств Ане объявлялся давненько – в 2017-м и 2018 годах (смотрим группы в ВК и Facebook). В этих же группах еще в прошлом году прошла информация о том, что в Крыму сбором средств занимаются мошенники (одна из «волонтерш» представляется тетей девочки). Ну, как говорится, это еще ничего не значит. Хотя даже по этим данным стоит насторожиться. Второе. Номер телефона на зеленом плакате – растяжке с реквизитами счетов и номерами банковских карточек – числится за Краснодарским краем, «пробивается» по Getcontact очень странно и уж никак не по фамилии, на надо кого перечислять деньги (никаких разглашений персональных данных, что вы - что вы, только открытые и доступные всем ресурсы, но и они добавляют вопросы). Третье. Сбор денег организован с выдумкой: палаткой, микрофоном, усилителем, колонками, песнями и призывами. Люди выходят из супермаркета и жертвуют... Надо полагать, что кто-то на это дал добро? Право, ну я завтра спеть захочу на улице у рынка (а что, «у меня тоже голос, я тоже хочу петь»), долго я пропою до первого наряда ППС? Четвертое. Сбор денег «в ящик». Вот в этот синенький, потертый, с замочком. И если до сих пор все было из области допусков и рассуждений, то тут уж нарушение закона очевидное. С ноября 2020 года в России действуют поправки к закону «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» ФЗ №113 Использование переносных ящиков для сбора благотворительных пожертвований допускается исключительно в месте и во время проведения публичного или иного мероприятия, организованного некоммерческой организацией, учредительными документами которой предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности, или несколькими такими организациями (их объединениями), - говорится в законе. И это лишь толика регламента. Для его установки нужен договор с муниципалитетом, у НКО должна быть тонна разрешительных документов. В том числе организация обязана указать свое наименование и адрес, сайт, проанонсировать место и время сбора средств… Здесь хоть где-то да нарушение есть: что за организация проводит сбор средств в Симферополе, конкретно, 22 февраля, еще конкретнее - на ул. 60 лет Октября, непонятно. Люди представляются «волонтерами», у них есть ксерокопии медицинских документов ребенка… Стоп, да для любого ребенка с ДЦП – ворох медицинской документации, с диагнозами и направлениями на реабилитацию, увы, это реальность. Но что за фонд или НКО стоит за именно этой «благородной помощью детям» - непонятно. Однако, в любом случае из-за все еще действующего в Крыму режима повышенной готовности (по коронавирусу) проведение массовых публичных мероприятий – под запретом (если нет исключений в указе Главы РК). Соответственно, возникают вопроса: кто разрешил, кто контролирует, кто все проверил? Вопросы эти – к властям города Симферополя и МВД по РК. Официальных вопросов на эти вопросы нет. Но есть интересные мнения от тех, кто в Крыму занимается благотворительностью официально, по закону, извините, без палаток и колонок с призывами в стиле Остапа Бендера. Суть их - этот случай, если не мошенничесво в чистом виде, то уж на грани мошенничества, точно. Схема мошенничества такая: ушлый организатор нанимает мальчиков-девочек - интересно, что большинство материковые. Находит семью, где есть ребёнок с тяжёлым, но не угрожающим жизни заболеванием, ДЦП отлично подходит. С родителями/мамой заключают договор: мол, мы будем собирать средства для вашего ребёнка. На реабилитацию - она же никогда не лишняя (хотя у каждого такого малыша есть дорожная карта с перечнем необходимых реабилитаций за государственный счёт). Одновременно находят ЧАСТНЫЙ реабилитационный центр, показывают там ребёнка, тот делает заключение и выкатывает счёт на десятки, если не сотни тысяч. С копиями этих бумажек псевдоволонтёры ходят по маршруткам и троллейбусам. Они получают 20-25% от того, что удаётся собрать. Небольшие деньги, чисто чтобы было подтверждение, кидают родителям. Остальное - прибыль организатора. Т.е., формально всё в шоколаде: ребёнок есть, болезнь имеется, родители подтвердят, бумажки в наличии, - из комментариев в Facebook. Но с ноября 2020-го такая схема - вне закона! Поправки к закону «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» теперь не позволяют так делать: ни в транспорте, ни у супермаркетов, нигде. Насколько нам известно, ряд крымских благотворительных и общественных организаций уже заинтересовались деятельностью новоявленных (скорее всего, заезжих) «волонтеров».  А что власти? И классика в финале. Так вот, пока власти никак не отреагировали, за руководство к действию предлагаю цитату из еще одного почти классического произведения (М.Булгаков «Собачье сердце»): «- Хочу предложить вам, - тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, - взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука. - Нет, не возьму, - кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы. Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом. - Почему же вы отказываетесь? - Не хочу. - Вы не сочувствуете детям Германии? - Сочувствую. - Жалеете по полтиннику? - Нет. - Так почему же? - Не хочу».

Факты.

Первое. Сбор денег проводится для больной девочки. И это правда, но… немного хлипкая. Шатунова Анна Владимировна, 2013 г.р. – реальный ребенок, действительно, с диагнозом ДЦП. Живет на Украине, в Днепропетровской области, в селе Веселое Синельниковского района. Правда в Интернете сбор средств Ане объявлялся давненько – в 2017-м и 2018 годах (смотрим группы в ВК и Facebook). В этих же группах еще в прошлом году прошла информация о том, что в Крыму сбором средств занимаются мошенники (одна из «волонтерш» представляется тетей девочки). Ну, как говорится, это еще ничего не значит. Хотя даже по этим данным стоит насторожиться.

Второе. Номер телефона на зеленом плакате – растяжке с реквизитами счетов и номерами банковских карточек – числится за Краснодарским краем, «пробивается» по Getcontact очень странно и уж никак не по фамилии, на кого надо перечислять деньги (никаких разглашений персональных данных, что вы — что вы, только открытые и доступные всем ресурсы, но и они добавляют вопросы).

Третье. Сбор денег организован с выдумкой: палаткой, микрофоном, усилителем, колонками, песнями и призывами. Люди выходят из супермаркета и жертвуют… Надо полагать, что кто-то на это дал добро? Право, ну я завтра спеть захочу на улице у рынка (а что, «у меня тоже голос, я тоже хочу петь»), долго я пропою до первого наряда ППС?

Четвертое. Сбор денег «в ящик». Вот в этот синенький, потертый, с замочком. И если до сих пор все было из области допусков и рассуждений, то тут уж нарушение закона очевидное. С ноября 2020 года в России действуют поправки к закону «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)».

ФЗ №113

Использование переносных ящиков для сбора благотворительных пожертвований допускается исключительно в месте и во время проведения публичного или иного мероприятия, организованного некоммерческой организацией, учредительными документами которой предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности, или несколькими такими организациями (их объединениями), — говорится в законе.

И это лишь толика регламента. Для его установки нужен договор с муниципалитетом, у НКО должна быть тонна разрешительных документов. В том числе организация обязана указать свое наименование и адрес, сайт, проанонсировать место и время сбора средств… Здесь хоть где-то да нарушение есть: что за организация проводит сбор средств в Симферополе, конкретно, 22 февраля, еще конкретнее — на ул. 60 лет Октября, непонятно. Люди представляются «волонтерами», у них есть ксерокопии медицинских документов ребенка… Стоп, да для любого ребенка с ДЦП – ворох медицинской документации, с диагнозами и направлениями на реабилитацию, увы, это реальность. Но что за фонд или НКО стоит за именно этой «благородной помощью детям» — непонятно. Однако, в любом случае из-за все еще действующего в Крыму режима повышенной готовности (по коронавирусу) проведение массовых публичных мероприятий – под запретом (если нет исключений в указе Главы РК).

Ну что, начнем с классики? «Граждане! — сказал Остап, открывая заседание. — Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания — она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи… маленькие дети… Я приглашаю вас сейчас же сделать свои взносы и помочь детям, только детям и никому другому. Вы меня понимаете?»… («12 стульев», И.Илья, Е.Петров). В Симферополе активизировались мошенники. Факт. То ли зимой "перелетные птицы" потянулись на юг, то ли доходы крымчан кому-то спать спокойно не дают, но случаев мошенничества все больше. Главный совет: не вступать в контакты, диалоги с подозрительными типами, и уж точно не давать воли своим чувствам и благородству. К сожалению, мы уже привыкли к «волонтерам», стоящим у светофоров на перекрестках, снующим с пластиковыми коробами в общественном транспорте, идущих «чесом» по офисам. Чаще всего, они собирают деньги в помощь какому-то больному ребенку, фото, полное страданий, обычно, прилагается. Но появились в крымской столице и стационарные точки. Одна из них - в районе одного из супермаркетов на ул. 60 лет Октября. Все как положено: с палаткой, растяжкой, ящиком для сбора средств, фото несчастного ребенка. Копни глубже, и документы у «волонтеров» имеются, и ребенок реальный, и счета актуальные, и помощь вроде как нужна… Но! Дьявол кроется в деталях. Не хочу обзывать прямо этих деятелей «мошенниками», пусть разбираются правоохранители и суды, но нарушения закона в их деятельности есть. Поэтому, крепко думайте, когда поддаетесь добросердечным порывам и тянетесь «делать взносы в помощь детям». Факты. Первое. Сбор денег проводится для больной девочки. И это правда, но... немного хлипкая. Шатунова Анна Владимировна, 2013 г.р. – реальный ребенок, действительно, с диагнозом ДЦП. Живет на Украине, в Днепропетровской области, в селе Веселое Синельниковского района. Правда в Интернете сбор средств Ане объявлялся давненько – в 2017-м и 2018 годах (смотрим группы в ВК и Facebook). В этих же группах еще в прошлом году прошла информация о том, что в Крыму сбором средств занимаются мошенники (одна из «волонтерш» представляется тетей девочки). Ну, как говорится, это еще ничего не значит. Хотя даже по этим данным стоит насторожиться. Второе. Номер телефона на зеленом плакате – растяжке с реквизитами счетов и номерами банковских карточек – числится за Краснодарским краем, «пробивается» по Getcontact очень странно и уж никак не по фамилии, на надо кого перечислять деньги (никаких разглашений персональных данных, что вы - что вы, только открытые и доступные всем ресурсы, но и они добавляют вопросы). Третье. Сбор денег организован с выдумкой: палаткой, микрофоном, усилителем, колонками, песнями и призывами. Люди выходят из супермаркета и жертвуют... Надо полагать, что кто-то на это дал добро? Право, ну я завтра спеть захочу на улице у рынка (а что, «у меня тоже голос, я тоже хочу петь»), долго я пропою до первого наряда ППС? Четвертое. Сбор денег «в ящик». Вот в этот синенький, потертый, с замочком. И если до сих пор все было из области допусков и рассуждений, то тут уж нарушение закона очевидное. С ноября 2020 года в России действуют поправки к закону «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» ФЗ №113 Использование переносных ящиков для сбора благотворительных пожертвований допускается исключительно в месте и во время проведения публичного или иного мероприятия, организованного некоммерческой организацией, учредительными документами которой предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности, или несколькими такими организациями (их объединениями), - говорится в законе. И это лишь толика регламента. Для его установки нужен договор с муниципалитетом, у НКО должна быть тонна разрешительных документов. В том числе организация обязана указать свое наименование и адрес, сайт, проанонсировать место и время сбора средств… Здесь хоть где-то да нарушение есть: что за организация проводит сбор средств в Симферополе, конкретно, 22 февраля, еще конкретнее - на ул. 60 лет Октября, непонятно. Люди представляются «волонтерами», у них есть ксерокопии медицинских документов ребенка… Стоп, да для любого ребенка с ДЦП – ворох медицинской документации, с диагнозами и направлениями на реабилитацию, увы, это реальность. Но что за фонд или НКО стоит за именно этой «благородной помощью детям» - непонятно. Однако, в любом случае из-за все еще действующего в Крыму режима повышенной готовности (по коронавирусу) проведение массовых публичных мероприятий – под запретом (если нет исключений в указе Главы РК). Соответственно, возникают вопроса: кто разрешил, кто контролирует, кто все проверил? Вопросы эти – к властям города Симферополя и МВД по РК. Официальных вопросов на эти вопросы нет. Но есть интересные мнения от тех, кто в Крыму занимается благотворительностью официально, по закону, извините, без палаток и колонок с призывами в стиле Остапа Бендера. Суть их - этот случай, если не мошенничесво в чистом виде, то уж на грани мошенничества, точно. Схема мошенничества такая: ушлый организатор нанимает мальчиков-девочек - интересно, что большинство материковые. Находит семью, где есть ребёнок с тяжёлым, но не угрожающим жизни заболеванием, ДЦП отлично подходит. С родителями/мамой заключают договор: мол, мы будем собирать средства для вашего ребёнка. На реабилитацию - она же никогда не лишняя (хотя у каждого такого малыша есть дорожная карта с перечнем необходимых реабилитаций за государственный счёт). Одновременно находят ЧАСТНЫЙ реабилитационный центр, показывают там ребёнка, тот делает заключение и выкатывает счёт на десятки, если не сотни тысяч. С копиями этих бумажек псевдоволонтёры ходят по маршруткам и троллейбусам. Они получают 20-25% от того, что удаётся собрать. Небольшие деньги, чисто чтобы было подтверждение, кидают родителям. Остальное - прибыль организатора. Т.е., формально всё в шоколаде: ребёнок есть, болезнь имеется, родители подтвердят, бумажки в наличии, - из комментариев в Facebook. Но с ноября 2020-го такая схема - вне закона! Поправки к закону «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» теперь не позволяют так делать: ни в транспорте, ни у супермаркетов, нигде. Насколько нам известно, ряд крымских благотворительных и общественных организаций уже заинтересовались деятельностью новоявленных (скорее всего, заезжих) «волонтеров».  А что власти? И классика в финале. Так вот, пока власти никак не отреагировали, за руководство к действию предлагаю цитату из еще одного почти классического произведения (М.Булгаков «Собачье сердце»): «- Хочу предложить вам, - тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, - взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука. - Нет, не возьму, - кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы. Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом. - Почему же вы отказываетесь? - Не хочу. - Вы не сочувствуете детям Германии? - Сочувствую. - Жалеете по полтиннику? - Нет. - Так почему же? - Не хочу».

Соответственно, возникают вопросы: кто разрешил, кто контролирует, кто все проверил? Вопросы эти – к властям города Симферополя и МВД по РК.

Официальных ответов на эти вопросы нет. Но есть интересные мнения от тех, кто в Крыму занимается благотворительностью официально, по закону, извините, без палаток и колонок с призывами в стиле Остапа Бендера. Суть их — этот случай, если не мошенничесво в чистом виде, то уж на грани мошенничества, точно.

Схема мошенничества такая: ушлый организатор нанимает мальчиков-девочек — интересно, что большинство материковые. Находит семью, где есть ребёнок с тяжёлым, но не угрожающим жизни заболеванием, ДЦП отлично подходит. С родителями/мамой заключают договор: мол, мы будем собирать средства для вашего ребёнка. На реабилитацию — она же никогда не лишняя (хотя у каждого такого малыша есть дорожная карта с перечнем необходимых реабилитаций за государственный счёт). Одновременно находят ЧАСТНЫЙ реабилитационный центр, показывают там ребёнка, тот делает заключение и выкатывает счёт на десятки, если не сотни тысяч. С копиями этих бумажек псевдоволонтёры ходят по маршруткам и троллейбусам. Они получают 20-25% от того, что удаётся собрать. Небольшие деньги, чисто чтобы было подтверждение, кидают родителям. Остальное — прибыль организатора. Т.е., формально всё в шоколаде: ребёнок есть, болезнь имеется, родители подтвердят, бумажки в наличии, — из комментариев в Facebook.

Но с ноября 2020-го такая схема — вне закона! Поправки к закону «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» теперь не позволяют так делать: ни в транспорте, ни у супермаркетов, нигде.

Насколько нам известно, ряд крымских благотворительных и общественных организаций уже заинтересовались деятельностью новоявленных (скорее всего, заезжих) «волонтеров».  А что власти?

Ну что, начнем с классики? «Граждане! — сказал Остап, открывая заседание. — Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания — она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи… маленькие дети… Я приглашаю вас сейчас же сделать свои взносы и помочь детям, только детям и никому другому. Вы меня понимаете?»… («12 стульев», И.Илья, Е.Петров). В Симферополе активизировались мошенники. Факт. То ли зимой "перелетные птицы" потянулись на юг, то ли доходы крымчан кому-то спать спокойно не дают, но случаев мошенничества все больше. Главный совет: не вступать в контакты, диалоги с подозрительными типами, и уж точно не давать воли своим чувствам и благородству. К сожалению, мы уже привыкли к «волонтерам», стоящим у светофоров на перекрестках, снующим с пластиковыми коробами в общественном транспорте, идущих «чесом» по офисам. Чаще всего, они собирают деньги в помощь какому-то больному ребенку, фото, полное страданий, обычно, прилагается. Но появились в крымской столице и стационарные точки. Одна из них - в районе одного из супермаркетов на ул. 60 лет Октября. Все как положено: с палаткой, растяжкой, ящиком для сбора средств, фото несчастного ребенка. Копни глубже, и документы у «волонтеров» имеются, и ребенок реальный, и счета актуальные, и помощь вроде как нужна… Но! Дьявол кроется в деталях. Не хочу обзывать прямо этих деятелей «мошенниками», пусть разбираются правоохранители и суды, но нарушения закона в их деятельности есть. Поэтому, крепко думайте, когда поддаетесь добросердечным порывам и тянетесь «делать взносы в помощь детям». Факты. Первое. Сбор денег проводится для больной девочки. И это правда, но... немного хлипкая. Шатунова Анна Владимировна, 2013 г.р. – реальный ребенок, действительно, с диагнозом ДЦП. Живет на Украине, в Днепропетровской области, в селе Веселое Синельниковского района. Правда в Интернете сбор средств Ане объявлялся давненько – в 2017-м и 2018 годах (смотрим группы в ВК и Facebook). В этих же группах еще в прошлом году прошла информация о том, что в Крыму сбором средств занимаются мошенники (одна из «волонтерш» представляется тетей девочки). Ну, как говорится, это еще ничего не значит. Хотя даже по этим данным стоит насторожиться. Второе. Номер телефона на зеленом плакате – растяжке с реквизитами счетов и номерами банковских карточек – числится за Краснодарским краем, «пробивается» по Getcontact очень странно и уж никак не по фамилии, на надо кого перечислять деньги (никаких разглашений персональных данных, что вы - что вы, только открытые и доступные всем ресурсы, но и они добавляют вопросы). Третье. Сбор денег организован с выдумкой: палаткой, микрофоном, усилителем, колонками, песнями и призывами. Люди выходят из супермаркета и жертвуют... Надо полагать, что кто-то на это дал добро? Право, ну я завтра спеть захочу на улице у рынка (а что, «у меня тоже голос, я тоже хочу петь»), долго я пропою до первого наряда ППС? Четвертое. Сбор денег «в ящик». Вот в этот синенький, потертый, с замочком. И если до сих пор все было из области допусков и рассуждений, то тут уж нарушение закона очевидное. С ноября 2020 года в России действуют поправки к закону «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» ФЗ №113 Использование переносных ящиков для сбора благотворительных пожертвований допускается исключительно в месте и во время проведения публичного или иного мероприятия, организованного некоммерческой организацией, учредительными документами которой предусмотрено право на осуществление благотворительной деятельности, или несколькими такими организациями (их объединениями), - говорится в законе. И это лишь толика регламента. Для его установки нужен договор с муниципалитетом, у НКО должна быть тонна разрешительных документов. В том числе организация обязана указать свое наименование и адрес, сайт, проанонсировать место и время сбора средств… Здесь хоть где-то да нарушение есть: что за организация проводит сбор средств в Симферополе, конкретно, 22 февраля, еще конкретнее - на ул. 60 лет Октября, непонятно. Люди представляются «волонтерами», у них есть ксерокопии медицинских документов ребенка… Стоп, да для любого ребенка с ДЦП – ворох медицинской документации, с диагнозами и направлениями на реабилитацию, увы, это реальность. Но что за фонд или НКО стоит за именно этой «благородной помощью детям» - непонятно. Однако, в любом случае из-за все еще действующего в Крыму режима повышенной готовности (по коронавирусу) проведение массовых публичных мероприятий – под запретом (если нет исключений в указе Главы РК). Соответственно, возникают вопроса: кто разрешил, кто контролирует, кто все проверил? Вопросы эти – к властям города Симферополя и МВД по РК. Официальных вопросов на эти вопросы нет. Но есть интересные мнения от тех, кто в Крыму занимается благотворительностью официально, по закону, извините, без палаток и колонок с призывами в стиле Остапа Бендера. Суть их - этот случай, если не мошенничесво в чистом виде, то уж на грани мошенничества, точно. Схема мошенничества такая: ушлый организатор нанимает мальчиков-девочек - интересно, что большинство материковые. Находит семью, где есть ребёнок с тяжёлым, но не угрожающим жизни заболеванием, ДЦП отлично подходит. С родителями/мамой заключают договор: мол, мы будем собирать средства для вашего ребёнка. На реабилитацию - она же никогда не лишняя (хотя у каждого такого малыша есть дорожная карта с перечнем необходимых реабилитаций за государственный счёт). Одновременно находят ЧАСТНЫЙ реабилитационный центр, показывают там ребёнка, тот делает заключение и выкатывает счёт на десятки, если не сотни тысяч. С копиями этих бумажек псевдоволонтёры ходят по маршруткам и троллейбусам. Они получают 20-25% от того, что удаётся собрать. Небольшие деньги, чисто чтобы было подтверждение, кидают родителям. Остальное - прибыль организатора. Т.е., формально всё в шоколаде: ребёнок есть, болезнь имеется, родители подтвердят, бумажки в наличии, - из комментариев в Facebook. Но с ноября 2020-го такая схема - вне закона! Поправки к закону «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» теперь не позволяют так делать: ни в транспорте, ни у супермаркетов, нигде. Насколько нам известно, ряд крымских благотворительных и общественных организаций уже заинтересовались деятельностью новоявленных (скорее всего, заезжих) «волонтеров».  А что власти? И классика в финале. Так вот, пока власти никак не отреагировали, за руководство к действию предлагаю цитату из еще одного почти классического произведения (М.Булгаков «Собачье сердце»): «- Хочу предложить вам, - тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, - взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука. - Нет, не возьму, - кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы. Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом. - Почему же вы отказываетесь? - Не хочу. - Вы не сочувствуете детям Германии? - Сочувствую. - Жалеете по полтиннику? - Нет. - Так почему же? - Не хочу».

И классика в финале.

Так вот, пока власти никак не отреагировали, за руководство к действию предлагаю цитату из еще одного почти классического произведения (М.Булгаков «Собачье сердце»):

«- Хочу предложить вам, — тут женщина из-за пазухи вытащила несколько ярких и мокрых от снега журналов, — взять несколько журналов в пользу детей Германии. По полтиннику штука.

— Нет, не возьму, — кратко ответил Филипп Филиппович, покосившись на журналы.

Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом.

— Почему же вы отказываетесь?

— Не хочу.

— Вы не сочувствуете детям Германии?

— Сочувствую.

— Жалеете по полтиннику?

— Нет.

— Так почему же?

— Не хочу».

Сбор денег «в помощь детям» - не всегда законный. В Симферополе активизировались мошенники


Загрузка...