Главная | Культура Крыма | История Крыма | Августовский путч 91-го. Фантомные боли на четверть века

crimeapress_news

Августовский путч 91-го. Фантомные боли на четверть века

Августовский путч 91-го. Фантомные боли на четверть века

Да, такое бывает. Нет руки, а болит. Там, где она должна быть. Медики называют это «фантомные боли». Советского Союза тоже нет давно. А фантомные боли растянулись на четверть века. И августовский путч, и ГКЧП, и «Лебединое озеро» по телеку…  Все, ну не как вчера, но как позавчера точно.

Очень хорошо помню, где я был и 19, и 21 августа 1991 года. Самое смешное, что на некоторых предприятиях и даже в вузах «демократические подхалимы» из отделов кадров (а там в те времена работали токмо суровые дедуганы – отставники из «органов») ввели анкетки, где такой вопрос присутствовал…

Так вот. И 19, и 21 августа я был в Крыму, в Голубом заливе. Отдыхал на море. Сторожевики в море видел, погранцы мимо проходили, о том, что дача Горбачева в Форосе недалеко, знал. Но телевизора не было. Слухи о «перевороте» и «заточении генсека» дошли 21-го. Когда, собственно, все и закончилось. Путчисты со стороны казались смешными. По телеку делались акценты на дрожащие руки и явную опереточность происходящего. Как не так давно отслужившего в войсках напрягало присутствие министра обороны Язова и ряда генералов, которых почитал настоящими и честными. Про Янаева вообще ничего не знал. Молодость. За Горбачева в светлой курточке порадовался.

ГКЧП и сам путч стали тогда лишь эпизодом. В 1991-м я, наконец, поступил в университет, отучившись год на подготовительном отделении. Впереди маячили «все дороги». Жизнь касалась прекрасной и удивительной. Лето уходило. А путч? Тьфу. Мелочи жизни. Лишь бы они там в экономике чего-нибудь придумали, а то у кооператоров дорого, а в магазинах пусто. Но достать можно. Я даже представить не мог, насколько этот август перевернет и мою жизнь, и миллионов сограждан, и всей страны. Да и всего мира. Это было начало конца СССР. Идея сосуществования госкапитализма и недосоциализма провалилась. А я прожил в той стране 21 год. Она мне нравилась. Несмотря ни на что нравилась. И о понятии «либерализация цен» я задумался только осенью. А о развале Союза зимой.

Фантомные боли заставляют возвращаться на 25 лет назад. А что было бы, если… Ведь не так уж все смешно, опереточно это и было. То, что предлагали «путчисты» было реально последней попыткой спасти страну. Они говорили о порядке и воле, о морали и трудовой дисциплине. В их экономической (наивной) платформе значились «спасение урожая на селе» и «многоукладный характер народного хозяйства». Они выступили против «дезорганизации производства». В 91-м по предприятиям пронеслись волны стачек. Желание «хорошей жизни» упиралось в явно навязанный лозунг: «даешь приватизацию». Так, в начале 90-х и «заработали» свои первые миллионы столпы экономики последних 20 лет.

Я ни слова не говорю о КПСС. Ибо не желаю уходить в политические дебри. Тогда все решали простые вещи: ответственность, жажда власти, возможности и перспективы. Ельцин их увидел и удержал. Смог. У ГКЧП не получилось. Несмотря на очень популярные тезисы: «решение продовольственной и жилищной проблемы», «повышение благосостояния всех граждан», «отказ от помощи заграницы», «режим строгой экономии материально-технических и валютных средств», «наведение порядка и дисциплины во всех сферах жизни общества», «улучшение жилищного строительства и обеспечение населения жильем», «единые налоговая и банковские системы». Тогда в 91-м я это не очень внимательно изучил. Спустя 25 лет, морщась от фантомных болей, считаю, что ныне и с меньшими обещаниями выигрывают все выборы.

Что же произошло? Почему отчаянная попытка спасти Союз провалилась? Почему «Августовский путч» не поддержали люди? Харизмы «вожаков» не хватило? Армия не пошла? Идея и механизмы, предлагаемые для ее воплощения, были хороши. Но где прокололся ГКЧП? Ведь «майдан» в Москве не был поддержан по стране. Людям, по большому счету, было по фиг, кто ими управляет, как и зачем. Лишь бы накормили и денег дали.

Вот и ответ. В понятии «по фиг». В ГКЧП с трясущимися руками говорили о морали и спасении Союза, но не о колбасе и печеньках. А толпе хлеба и зрелищ, а еще уважения надо, в смысле «уважить» ее, толпу надобно было. Ельцин, кстати, «уважил». У него была хорошая команда советников и пиарщиков.

А большинству? Львиной доле (и мне тогда тоже) вообще было не до того. Своих проблем и задач хватало. Вот и пролетели мимо и танки в столице, и «убийство» КПСС, и дерибан всего от этой самой партии осталось, и Беловежская пуща, и страна, в которой родился и жил. Фантомные боли – лишь малая доля наказания за «молодое равнодушие». Но я помню. Уже хорошо. Согласно итогам опроса общественного мнения, проведенного в июле «Левада-Центром», половина населения России старше 18 лет не помнит либо не знает, что происходило 19-21 августа 1991 года. Им по фиг до сих пор. У них фантомных болей нет.

Сеня Фрименс.

Августовский путч 91-го. Фантомные боли на четверть века

Загрузка...

Загрузка...