Главная | Новости Севастополя | «Революционный декабрь» Севастополя

crimeapress_news

«Революционный декабрь» Севастополя

Выльются ли массовые акции в городе-Герое во что-то большее?

Декабрь 2018 года в Севастополе – конфликтный, скандальный, революционный. В «коридорах власти»: непринятый бюджет и разрыв отношений ветвей, вылившийся в «недоверие» вице-губернатору Пономареву. В общественной жизни: конфликт вокруг Матросского бульвара и акции предпринимателей закрытого «Муссона» у прокуратуры. В экономической: срыв исполнения ФЦП, не построенные объекты и откровенно плохие цифры. Вышеизложенные «ингредиенты» приправим разрухой в парке Победы, нерешенными проблемами Генплана, судов по земельным участкам, слухами об украденных 2 миллиардах рублей (которые были выделены на КОС «Южные» и вроде бы «сгорели» в банке), возней вокруг Инкерманского завода и площадками «Южного Севастополя» и обострившимся противостоянием в СМИ (сразу стало ясно, кто и из какого кармана деньги получает). Добавим «всеобщие» раздражающие факторы: рост цен, небольшие зарплаты, увольнения, рокировки «местных» на «неместных». Что получим? Взрывоопасную смесь, как минимум. Такой себе «севастопольский коктейль Молотова», принимать дозировано, с ног сшибает.

Слишком легко все было бы списать на конфликт ветвей власти или личностные «терки» представителей оной. Истоки скандала – глубже. В завышенных ожиданиях, неготовности к российским реалиям и правовому полю РФ, с его особенностями на тему «силы и слабости», нежелании многих севастопольцев менять самих себя и ломать собственное «особое» мировоззрение. За примерами ходить далеко не надо. Закрытый ТЦ «Муссон». 4 с лишним года жизни в условиях российских законов и правил никого (ни администрацию и хозяев торгового центра, ни предпринимателей-арендаторов) не подтолкнули к элементарному действию: потратить энное количество миллионов на приведение помещения к «общему знаменателю». В том числе, имущественных документов и противопожарной безопасности. Даже не хочу продолжать тему, кто и кому на протяжении стольких лет давал и сдавал. А по закону, по правилам жить не судьба? Теперь, конечно, гораздо проще толпой приходить под здание прокуратуры и собирать подписи. Навались, братва! Нас много, «они» прогнутся и уступят. Майданная технология. Осталось найти зачинщиков и провокаторов.

Матросский бульвар. Что мешало с самого начала не закреплять свои намерения каким-то кулуарным соглашением в стиле «ты мне, я тебе», а оформить все документы, получить все разрешения, а потом уже тащить на объект забор, технику и охрану? Правительство в этой истории еще больше виновно, что вообще, в принципе, допустило такую историю. Но умиляет не это. Умиляет хор в СМИ: «правительство захватывает Матросский бульвар». Как?! Это место стало частной собственностью? Когда?! И вообще, есть спор субъектов – в суд с адвокатами и документами, а не в «войнушки» с ЧОПами и надрывным: «все на защиту Матросского бульвара!». Люди, вы совсем сбрендили? Нет, если следовать «программному заявлению» Алексея Чалого, народного мэра, депутата и вообще «признанного героя» и «городского хозяина», тогда да, все укладывается в логику развития событий.

Есть центральная точка – правительство, это исполнительная власть, которая принимает решения. И у нее есть кольца обратной связи. Первое кольцо состоит из государственных органов первого уровня, это контрольно-счетная палата, прокуратура, Законодательное собрание. Есть еще одно кольцо, если у властей не получается, – это законное самовыражение граждан, то есть согласованные митинги, сборы подписей. И, наконец, есть последнее кольцо, которое называется – незаконное самовыражение граждан. Мы через него прошли все в 2014 году. Думаю, что в той ситуации, в которой мы находимся, конечно, лучший вариант, когда центральная точка была адекватной и проблем не составляла, — заявил А.Чалый в ходе пленарного заседания Заксобрания Севастополя.

В правительстве города все либо глухие, либо глупые. Это же отрытая угроза. Не будете «адекватными», придет народ со своим «незаконным самовыражением граждан».

Что еще радует в севастопольском «революционном декабре», так это спекуляция с понятием «севастопольцы». Понимаете: и 2 человека севастопольцы, и 10 тысяч, и полмиллиона. Но заголовки в СМИ: «севастопольцы собрали подписи», «севастопольцы собрались», «севастопольцы выразили»… Они тупо вводят в заблуждение. Со стороны все это видится так: горстка приезжих вредителей, но облеченных властью, вступила в противостояние с «севастопольцами». Всеми. На всякий случай, в Москве политики делают заявления: «мы с севастопольцами», «севастопольцы должны решать», а потом задают вопрос: «а что там, черт возьми, происходит?»

ОК. Как из Москвы видится такое?

Более двухсот севастопольских предпринимателей, лишившихся бизнеса из-за закрытия торгово-развлекательного центра «Муссон», написали обращения в адрес Президента России Владимира Путина. Перед этим они прошли шествием по улице Ленина от прокуратуры до приёмной Президента на площади Нахимова, — цитата из материала с заголовком «К приемной Путина в Севастополе пришла колонна предпринимателей» одного из сайтов, который, ясное дело, за севастопольцев.

Отвечу. Как несанкционированная акция. Организаторы, провокаторы и подстрекатели должны ответить. Даже, если защищалось благое дело – бизнес, собственные деньги. Даже если движущая сила – страх. Чаще всего, именно он самый сильный катализатор любых акций протеста.

Какие иные движущие силы могут возникнуть в Севастополе? Декабрь покажет. И да, правительство города однозначно спровоцировало это брожение. Там, где надо было отвечать жестко, начинались компромиссы, там, где можно было уступить, оно «стояло насмерть». Но, парадокс, до момента «ссоры» с большинством в Заксобрании (читай – «командой Чалого») и вклинивания в «устоявшиеся» (не всегда соответствующие законам РФ) в Севастополе правила ведения бизнеса, распределения земли, финансирования СМИ, кадровых назначений, дележки полномочий, именно губернатор Овсянников, его зам Пономарев были «просто душками», а правительство – «просто молодцами». Оными быть перестали враз. И пошло-поехало.

Сеня Фрименс.

Продолжение следует…

«Революционный декабрь» Севастополя

Loading...

Загрузка...