Главная | Новости Крыма сегодня | «Черный список» детских книг: борьба за нравственность или пора разжигать костры на площадях?

crimeapress_news

«Черный список» детских книг: борьба за нравственность или пора разжигать костры на площадях?

«Черный список» детских книг: борьба за нравственность или пора разжигать костры на площадях?

В детстве мне не говорили: «брось каку — эта книжка плохая — какая гадость — не смей ее читать — это вредно и аморально». Бабушка (а у нее была великолепная библиотека) просто аккуратно ставила «Декамерон», Мопассана, «Рамаяну», Бодлера, «Атлас анатомии человека» и разнообразный «Самиздат» на самую высокую полку огромного книжного шкафа. Пришло время, и все это было прочитано. И выводы были сделаны самые разнообразные. В том числе на темы: «всему свое время», «запретный плод сладок» и «эти люди еще запрещают мне ковыряться пальцем в носу». Так или иначе, эти книги сформировали, в том числе, меня как личность. Они стали своеобразными маркерами свободы, взросления, обретения права думать и принимать решения.

Даже не представляете, сколько было прочитано, в том числе, в детстве, хороших, просто-таки замечательных произведений. Но ведь и отвратительной-претенциозной макулатуры было немало. А ведь в советское время многомиллионными тиражами издавали такую пионерскую-комсомольскую-партийную, идеологически выверенную чепуху. Спасибо избирательности памяти. Выветрило.

И вот, читая в году, эдак, 1984-м самиздатовского Бродского, Булгакова, Лимонова, параллельно готовясь к экзаменам, отчетливо тогда понял: единственным мерилом правильности/неправильности произведения может быть только сам читатель. Черненко правил недолго, но даже он успел что-то там наклепать и издать. И это была фигня в моем понимании и прочтении. Лимонов мне категорически не нравился тоже. А Бродский цеплял. Я вообще был юношей романтическим и свободолюбивым. И не понимал этих «запретов». А потом началась перестройка, рухнул Союз. И выяснилось, что далеко не все, что запрещали – интересно и полезно. И уж точно, далеко не все, что было разрешено, было «совком» и «отстоем».

К чему этот экскурс? Исключительно по поводу инициативы с «черным списком» детской литературы от уполномоченного по правам ребенка при президенте Анны Кузнецовой. Ей, как читателю, категорически не нравятся 16 книг. И она, как чиновник, поставила на них «клеймо» — «даже взрослым показывать страшно». Кому интересно, погуглите – и про «глаз в унитазе», и про «петушиную лошадь».

«Черный список» детских книг: борьба за нравственность или пора разжигать костры на площадях?

На фото ТАСС: А.Кузнецова

Ох, детская литература – такая страшная штука… У Шарля Перро или братьев Гримм такого можно найти и отыскать: от мотивов инцеста до каннибализма. А уж в русских-то народных сказках, прости Господи, через раз… срамота. Но это мы, взрослые, додумываем и извращаем, примеряя символику и мораль к лубочным картинкам. Но ведь эти самые лубки-комиксы (корявые, непонятные, непропорциональные и безморальные) милее и понятнее сердцу малыша, чем реализм и обязательное моралите в финале (в детстве басни потому и не полюбил, кстати).

И уже классическое:

Уронил я в унитаз
Как-то тут намедни
Свой любимый карий глаз.
Правый. Предпоследний.
Глянул он прощальным взором,
Голубиным оком
Прямо в душу мне с укором,
Уносясь потоком.
И с тех пор все снится мне
Ночью в тишине,
Как он там ресницами
Шевелит на дне.

Не идет ни в какое сравнение, ну, к примеру с этим…

«Черный список» детских книг: борьба за нравственность или пора разжигать костры на площадях?

Если подумать, то и Остер, божечки, к чему только не призывал молодое поколение…

Ну а это…

«Черный список» детских книг: борьба за нравственность или пора разжигать костры на площадях?

Чего же здесь страшного, в сравнении с запомнившимся из детства:

А когда
пропала
бритва,
началась
в квартире
битва…

Это же насилие в семье, мама дорогая! Молчу уже про «Резиновую Зину»…

Все дело в том, что для кого-то и Гарри Поттер — «сатанизм», а для кого-то

Гадкое чучело-чудище
Скалит клыкастую пасть,
Тянется, тянется к Лялечке,

Лялечку хочет украсть… — норма и «внеклассное чтение».

Еще древние придумали два мерила, какие ни одна идеология еще не перебила, — вкус и цвет. На которых «товарища нет».

Однозначно, начиная с 90-х годов, напечатано столько шлака…. Мама дорогая. Но и не надо стремиться его весь перечитать, а потом встать в обличительную позу и молвить: «все утопить».

Повторяю, никакие запретительные меры не помогут в воспитании. Читатель, а в данном случае, сами дети, их родители и педагоги сами решат: читать или не читать, запоминать или не запоминать, учить или не учить.

«Черный список» детских книг: борьба за нравственность или пора разжигать костры на площадях?

Просто если бы детский омбудсмен Кузнецова выразила свое «частное мнение» по поводу не понравившихся ей книг, это начало диспута. А вот мнение «государственное» — это уже сигнал к разжиганию костров на площадях, дабы «выжечь» все вредное и неправильное. Где-то это уже было в ХХ веке.

Егор Лиходеев.

«Черный список» детских книг: борьба за нравственность или пора разжигать костры на площадях?

Loading...

Загрузка...